• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

От слуги к гражданину

Автор текста: Алексей Мокроусов
Место издания: "Ведомости", 2014, 17 ноября
 
По-итальянски книга политолога Маурицио Вироли «Свобода слуг» появилась в 2010 году. Два года спустя ее опубликовали в Америке. Нынешний перевод на русский, выполненный Инной Кушнаревой, может показаться запоздавшим и не очень представительным для знакомства с именитым автором, профессором Принстонского университета теоретиком республиканизма, одним из крупнейших в мире специалистов по Никколо Маккиавели, освободившим, как известно, политику от уз морали.
Перед нами едва ли не памфлет объемом в 140 страниц. Главная мишень, миллиардер, медиамагнат и политик Сильвио Берлускони, выглядит сегодня харизматичным клоуном с замашками мафиози, чье время безвозвратно ушло. Его друзья и единомышленники слишком часто оказываются под судом, чтобы говорить о них с придыханием; итальянские прокуроры вечно демонстрируют независимость от власти, постоянно открывая дела о коррупции и хищениях против ее представителей, так что Вироли хватает материала для описания наиболее одиозных приближенных экс-премьера.
Если бы речь шла просто о памфлете, «Свобода слуг» была бы занятна, и только. Но автор умеет обобщать. Он раскрывает механизм присвоения государства демократически выбранным политиком, когда свобода формально не отменяется, но становится иной. «Свобода слуг или подданных заключается в том, что нам не препятствуют в достижении наших целей, - считает Вироли. - Свобода гражданина, в свою очередь, состоит в том, чтобы не испытывать на себе своевольную или огромную власть одного или нескольких человек».
Вироли хороший рассказчик, даже когда пишет о нравственности (обычно эта тема вызывают у современного читателя если не чувство тоски, то чувство неловкости). Соотечественникам он предъявляет упреки, которые обычно слышишь из уст российского интеллигента: «Итальянцы морально слабы, потому что не признают авторитета совести. Не задают ей вопросов и не считают ее безупречным и непререкаемым авторитетом». Вироли обращается здесь к наследию публициста межвоенной поры Гаэтано Сальвемини. Цитат в книге много, но они не утяжеляют чтение, напротив, эрудиция позволяет проследить традицию в непростом деле описания аморальности политики и политиков, будь то напоминание о «легкости, с которой худшие с точки зрения честности и компетентности люди были вознесены Сильвио Берлускони на самые высокие посты» или определение важнейших гражданских задач общества. К ним относится и стремление напомнить избирателям о морали, ведь «моральная безграмотность достигла угрожающих пропорций и может быть даже превзошла просто безграмотность». В итоге создается придворный контекст, при котором «один неподкупный человек представляет угрозу для господина и для других придворных», а некомпетентность и неприятие инакомыслящего становятся едва ли не условием принадлежности к элите.
Пессимизм пессимизму рознь, книга Вироли не порождает депрессии. Да, анализ кажется жестким, а избранные в герои персонажи – унылыми и скоропортящимися. Но вера в общественное благо как высшую цель государства поможет вынести и не такое.