• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
visionusersearch
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»Издательский дом ВШЭВопросы Экономики - Российский работник: образование, профессия, квалификация / Под ред. В. Е. Гимпельсона, Р. И . Капелюшникова

Вопросы Экономики - Российский работник: образование, профессия, квалификация / Под ред. В. Е. Гимпельсона, Р. И . Капелюшникова

 

Российский работник: образование, профессия, квалификация


Вопросы Экономики № 11 2011г

М. Агранович,

к. э. н., руководитель Центра

мониторинга и статистики

образования ФИРО

 

 Состояние современных экономик все в большей степени определяют два фактора — уровни развития институтов и человеческого капитала. Остановимся на последнем. Международная статистика образования и сравнения на ее основе позволяют не только дать ответы на многие вопросы, но и поставить новые. Один из таких вопросов, может быть самый важный, обусловлен следующим фактом. Население России — самое образованное в мире, если считать по доле с третичным образованием1, и входит в число мировых лидеров по доле с высшим. Анализ подтверждает: уровни экономического развития и образования населения статистически значимо связаны между собой, как и уровни образования населения и дифференциации доходов, только здесь зависимость обратная. Это порождает естественный вопрос: почему при таком образованном населении мы находимся в шестом десятке стран по уровню экономического развития, а значение индекса Джини по доходам выше, чем во всех европейских странах, включая страны бывшего СССР? Попытка ответить на этот и некоторые другие вопросы предпринята в монографии «Российский работник: образование, профессия, квалификация», подготовленной коллективом авторов под редакцией В. Е. Гимпельсона и Р. И. Капелюшникова. В числе авторов, помимо специалистов Центра трудовых исследований (ЦеТИ) и других исследовательских структур НИУ ВШЭ, — ведущие сотрудники Росстата, ЦЭМИ РАН, Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара. Монография продолжает серию исследований ЦеТИ3 и вносит важный вклад в развитие методологии анализа проблем оценки, отдачи и использования человеческого капитала. Авторы поставили задачу проанализировать «как эволюцию человеческого капитала, воплощенного в образовании, профессиях и квалификации российской рабочей силы, на протяжении последних десятилетий, так и его текущее состояние. Главный упор в …работе делается ...на том, как уже произведенный человеческий капитал взаимодействует с рынком труда и используется при производстве товаров и услуг» (с. 9). Авторы задают следующие вопросы: «Адекватен ли человеческий капитал, которым располагает российская экономика на старте второго десятилетия XXI в., задачам ее переориентации на инновационный тип развития? Соответствуют ли его количественные и качественные характеристики модели современной экономики, основанной на знаниях? Какова наиболее вероятная траектория его дальнейшей эволюции?» (с. 12). Для анализа привлечены значительные массивы данных и результаты, полученные в различных исследовательских проектах. Монография начинается с подробного рассмотрения основных направлений эволюции человеческого капитала России в 1990—2000-е годы, изменения его количественных и качественных характеристик на протяжении этого периода, а также его экономической ценности. Один из главных выводов состоит в том, что на протяжении 2000-х годов спрос на высококвалифицированную рабочую силу, обладающую значительными запасами человеческого капитала, рос быстрее, чем ее предложение. Это во многом объясняет, почему в российских условиях экономическая привлекательность образования для работников с точки зрения не только их заработков, но и возможностей занятости и ее качества, была и остается высокой.

  Следующий вопрос, ключевой для всего исследования, — о величине и динамике отдачи от образования в российской пореформенной экономике. Авторы анализируют различные подходы и причины значительной вариации в оценках отдачи в работах разных исследователей. Для «примирения» полученных результатов применяется метод метарегрессионного анализа, практически не знакомый отечественным экономистам.

  Использование международных подходов к оценке отдачи от образования и зависимостей показателей и характеристик трудоустройства от уровня образования вызвано требованием обеспечить сопоставимость данных при межстрановых сравнениях. Но это накладывает и определенные ограничения, в частности, доходы и трудоустройство работников с образованием не выше начального в России связаны не столько с образованием, сколько с их социальными, психологическими и, возможно, медицинскими характеристиками. Аналогично и высшее образование во многих случаях характеризует личность работника больше, чем его знания, навыки и компетенции. Возможно, исследование этих вопросов могло бы стать интересным дополнением монографии. Усредненные оценки отдачи от образования в условиях высокой дифференциации регионов по социально-экономическим показателям напоминают «среднюю температуру по больнице», поэтому авторы смещают фокус анализа на межрегиональный уровень. Исследование подтвердило естественное предположение, что различия в показателях «окупаемости» человеческого капитала между российскими регионами очень велики, и, что не менее важно, выявило высокую устойчивость этих различий во времени. Особый интерес представляет обсуждение возможных причин межрегиональной дифференциации.

   Еще одно направление исследований, которому в монографии уделено значительное внимание, — расхождения между полученным образованием и его востребованностью на рабочих местах. Для какой части российских работников уровень образования соответствует сложности выполняемой ими работы, для какой он избыточный, а для какой — недостаточный? Ведет ли «сверхобразованность» к потерям в заработках, и если да, то насколько потери велики? Эти вопросы в условиях непрерывной эскалации спроса на высшее образование со стороны российского населения очень важны, в том числе для выработки адекватной государственной политики в сфере образования.

  Другая группа вопросов в рамках этого направления связана с проблемой соответствия специальностей работников «по диплому» их фактическим занятиям. Авторы впервые для России дают количественные оценки доли выпускников высших и средних специальных учебных заведений, работающих не по полученным специальностям, анализируют причины подобных расхождений.

  Еще один аспект темы дифференциации заработной платы — различия в оплате труда в зависимости от профессий работников. Согласно представленному в монографии анализу, «премия» на один и тот же уровень образования может сильно отличаться в зависимости от профессиональной принадлежности работников, то есть высокий уровень образования сам по себе еще не гарантирует высоких заработков, но обеспечивает их при условии занятия определенных профессиональных позиций. В работах последних лет часто встречается утверждение, что дефицит квалифицированных кадров грозит стать едва ли не главным тормозом на пути устойчивого развития российской экономики. В монографии эта проблема рассматривается со стороны как спроса на труд, так и его предложения. Авторы пришли к важному выводу: декларируемый «дефицит» во многом виртуальный и вызван тем, что на рынке много

неэффективных предприятий, которые не могут воспользоваться имеющимся в экономике человеческим капиталом.

  Значительная часть монографии посвящена особенностям российской системы повышения квалификации и подготовки кадров, анализируется активность российских предприятий и работников в данной сфере, проводятся межстрановые сопоставления. В книге сделана попытка объяснить, почему Россия, будучи одним из мировых лидеров по показателям развития формального образования, при этом отстает по показателям подготовки работников непосредственно на рабочих местах. Авторы объясняют парадоксальное противоречие между ускоренным производством высокообразованных кадров в России и одновременным ростом отдачи от образования. В монографии показано, что рост спроса на квалифицированную рабочую силу опережал ее производство в связи с перестройкой экономики в постсоветский период. При этом авторы прогнозируют, что этот ресурс будет в ближайшее время исчерпан в связи

с неспособностью российской экономики генерировать высококвалифицированные рабочие места в соответствии с темпами роста предложения рабочей силы с третичным образованием.

  Еще один ключевой вопрос — использование человеческого капитала в России. Согласно представленным в монографии оценкам, каждый четвертый россиянин занимает рабочее место, требующее меньшей квалификации, чем он формально обладает. Ежегодный приток на рынок новых выпускников вузов будет лишь усиливать эффект вытеснения менее образованных работников более образованными. Усиление диспропорции между растущим предложением высококвалифицированной рабочей силы и недостаточностью соответствующих рабочих мест приведет не только к «недоиспользованию», но и к недооценке рабочей силы с высшим образованием. «В условиях глобальной конкуренции и открытых границ человеческий капитал вряд ли будет мириться с тем, что он не полностью востребован и недооценен» (с. 568). К числу критичных для страны последствий неполного использования человеческого капитала

относятся снижение внешних требований к качеству подготовки выпускников и, как следствие, ослабление стимулов производителей образовательных услуг повышать качество профессионального образования.

  Качеству человеческого капитала и, более узко, третичного и особенно высшего образования в монографии уделено особое внимание. В отсутствие международных сравнительных оценок качества высшего образования авторы рассматривают результаты обследований качества начального и среднего образования. Согласно им, по мере возрастания уровня образования результаты российских учащихся относительно других стран стремительно ухудшаются. Авторы предполагают, что этот «тренд» продолжается и за пределами среднего образования. В качестве аргументов они приводят данные о почти всеобщем охвате высшим и средним профессиональным образованием, что не может не сказываться на среднем уровне подготовки абитуриентов. Разделяя позицию авторов, добавим, что две особенности системы российского образования подтверждают предположение об относительно низком качестве российского высшего и среднего профессионального образования. Первая заключается в том, что наши молодые люди

раньше, чем их зарубежные сверстники, заканчивают школу и поступают на программы профессионального образования. Это означает, что у них за плечами не только меньше лет обучения, но они менее взрослые, чем зарубежные абитуриенты, должны принимать принципиальные для дальнейшей жизни решения в более раннем возрасте. Вторая особенность — очень высокая по международным меркам доля заочных программ: доля учащихся здесь в России в два раза выше, чем в среднем в мире. Это тоже сказывается на качестве подготовки таких выпускников.

  В заключение несколько слов о языке. Монография готовилась разными авторами, с разным стилем изложения и способом представления материала. Это не могло не привести к некоторой неровности текста — разделы, написанные вполне популярным языком, соседствуют с узкопрофессиональными текстами. Но редакторам удалось обеспечить единство книги в целом, ясность изложения, однозначность используемой терминологии, научность без избыточной

усложненности и, наконец, грамотный русский язык, что сегодня, к сожалению, встречается все реже.