• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Постыдное удовольствие

Адепт Чубакки и видный философ Александр Павлов написал книгу «Постыдное удовольствие», в которой объяснил, кто и зачем убил культовое кино, в чем новаторство «Глубокой глотки» и почему уже наконец стоит признать, что массовая культура достойна серьезного политического и философского анализа.

Днище массового кинематографа под лупой политической философии

Так получилось, что почти всю книгу Александра Павлова «Постыдное удовольствие» я прочитал в метро с экрана ноутбука. Это очень неудобно, но пришлось. В одной из длительных поездок по Сокольнической линии всю дорогу справа от меня сидела набожная пожилая дама в платке. Она постоянно косилась на мой монитор — я даже специально сделал шрифт крупнее, чтобы она не щурилась. Мы вместе с ней увлеченно читали о том, как первопроходец американского порношика семидесятых и автор «Глубокой глотки» Жерар Дамиано придумал, как пишет Александр Павлов, «ряд по-настоящему выдающихся креативных находок типа глубокой фелляции». Где-то на этом месте набожная спутница перекрестилась и стыдливо спрятала взгляд в колени. Уже тут можно было бы констатировать, что книга Александра Павлова удачная и глубокая. Но довольно о личном.

Наверняка, многим из вас нравится первая часть саги «Сумерки» или хотя бы шоу вроде «Южного парка», а кое-кто до сих пор с ностальгией пересматривает «Американский пирог-2» или «Пятницу 13». Несмотря на то, что это очень разные продукты, любить их как-то одинаково неудобно, стыдно признаться в своих чувствах друзьям и родственникам, приходится смотреть все тайком, пока никто не видит. Особенно если вы интеллектуал, что вряд ли. В глубине души вы понимаете: смотреть все это безобразие — дурной вкус, это же днище массовой культуры! Но ведь нравится… Этот эффект Александр Павлов и называет «постыдным удовольствием».

Словосочетание «массовая культура» в России принято пренебрежительно сплевывать и открещиваться от него, словно моя набожная вуайеристка, прочитавшая слово «фелляция» (или что ее там смутило?). «Постыдное удовольствие» Александра Павлова снимает табу на разговоры о кино категории «В», сортирном юморе и порнофильмах. Эта книга — своего рода манифест, который провозглашает, что о массовой культуре во всех ее проявлениях можно и нужно говорить и писать научные (и не очень) книжки. Западные культурологи и философы уже не один десяток лет рассуждают про всякие извращения вроде анальных оснований философии Эрика Картмана из «Южного парка». Но до России все доходит долго, поэтому оправдательный манифест массовой культуры от Александра Павлова кажется вполне своевременным и нужным.

В основе книги лежит пересказ классического конфликта модерна и постмодерна на кинематографический лад. По большому счету, все «Постыдное удовольствие» о том, как модернистская кинотрадиция рассыпалась на миллион постмодернистских кусочков, и что теперь с этим делать. Несмотря на то, что в заглавии книги заявлены «философские и социально-политические интерпретации», «Постыдное удовольствие» интересно и как работа по истории кино.

Александр Павлов описывает изменения в мире кино в контексте общих культурных трансформаций. Это чем-то похоже на сериал «Mad men», о котором автор не раз упоминает. В первых сезонах «Mad men» был интересен именно как репрезентация последней угасающей волны американского модерна — более-менее понятный мир, в котором повсюду стояли клубы плотного табачного дыма, а человек чувствовал себя частью Вселенной, разваливался на глазах.

Но если Дон Дрейпер печально глядит на свое свихнувшееся поколение уныло-пьяным взглядом, то Александр Павлов смотрит на постоянно меняющийся мир кино более оптимистично. Кроме того «Постыдное удовольствие» в отличие от «Mad men» под конец не скатывается в откровенное говно. Несмотря на то, что книга представляет собой сборник статей разных лет, никакого чувства фрагментарности нет, и читается она легко и ровно. Возможно, недостаточно легко, чтобы ее употребил ты, массовый читатель, и написана она недостаточно строго, чтобы ее воспринял всерьез ты, чванливый академик. Но все остальные будут в восторге.

Во время презентации книги «Постыдное удовольствие» очень часто звучала фамилия главного поп-философа современности Славоя Жижека. Александра Павлова сравнивали с Жижеком, говорили о том, что они занимаются примерно одним и тем же — интерпретируют массовую культуру с точки зрения философии и вытаскивают идеологию из самых неожиданных ее мест. Александр Павлов и не скрывает своих чувств к Жижеку (в книге эта фамилия упоминается более трехсот раз!) и активно пользуется его методами и ссылается на него. Но если Жижек — это Элвис Пресли современной философии массовой культуры, то Александр Павлов — скорее Гомер. У него совершенно уникальный талант использовать прием эпической ретардации. Павлову, кажется, доставляет какое-то особое удовольствие писать абзацы перечислений фильмов какого-нибудь направления с указанием года выпуска и полного имени режиссера. Эффект как от многостраничного гомеровского перечисления кораблей.

Можно еще долго говорить о несметном количестве достоинств «Постыдного удовольствия», благодарить Александра Павлова за легитимацию Гомера Симпсона и Эрика Картмана в философских кругах и за поиск яиц современного капитализма. Но главное достоинство книги, возможно, в том, что она наследует западную традицию, в рамках которой интеллектуал выходит из своей стерильной академической ячейки и пишет интересную книгу про то, что волнует нормального человека. И это не акт опрощения и снисхождения до мирского — это просто наука, гностическая природа которой выше всяких нелепых предрассудков.

И так…

Если ты школьник, и твоя мама запрещает тебе смотреть «Южный парк», дай почитать ей «Постыдное удовольствие». Только обязательно поясни, что не разделяешь доброжелательное либертарианское отношение к курению марихуаны.

Если вам нечего посмотреть, используйте «Постыдное удовольствие» как путеводитель — там совершенно неприличное количество названий фильмов, которые вы еще не смотрели. Только осторожно — Александр Павлов очень любит спойлеры, и из-за него я уже никогда не посмотрю великий фильм «Таксист», про который он все подробно рассказал, как и про «Бойцовский клуб» и про десятки других фильмов.

Если вы Славой Жижек, купите «Постыдное удовольствие» и займитесь лютым вэнити сёрчем. Сосчитайте, сколько раз Александр Павлов упомянул вас (меня всего один раз, и то в сноске).

Если вы Виталий Милонов, то для вас в «Постыдном удовольствии» небольшой, но очень занятный список отличного кэмпа.

Если вы дочитали эту рецензию до конца, вы уже наверняка полюбили «Постыдное удовольствие» и сделали все правильно.